Новости


Новости Вячеслава Малафеева

Вячеслав Малафеев: Тех, в кого «Зенит» вкладывает большие деньги, мы бы хотели видеть игроками основы

Год в новом качестве. Заместитель спортивного директора Вячеслав Малафеев рассказывает «Спорту День за Днем», что будет с «Зенитом» В декабре 2011-го сэйв Вячеслава Малафеева в Порту вывел «Зенит» в плей-офф Лиги чемпионов, турнира, куда в последние годы клуб из Петербурга отчего-то заглядывать перестал. Видимо, без собственных воспитанников действительно никак. В ноябре 2018-го исполнится год, как Малафеев занимает пост заместителя спортивного директора. Достаточный срок для того, чтобы уметь ответить даже на самые сложные вопросы «Спорта День за Днем».

Головин в «Зените»? Мы можем назвать еще 200 фамилий

— Летом вы переподписали контракт с Юрием Жирковым, который из-за серьезной травмы до сих пор не провел ни одного матча в этом сезоне. Считаете ли сейчас заключение соглашения с возрастным и травматичным игроком ошибкой?

— Когда мы обсуждали с ним контракт, он был одним из лучших игроков сборной, которая успешно выглядела против сильнейших команд. Ни у кого не было сомнений, что это квалифицированный футболист, что он может принести пользу. Если говорить о травматичности, то у нас и Маммана получил тяжелую травму, и Кокорин. Такие вещи невозможно предвидеть, и здесь мы не могли ничего сделать. Соглашение было переподписано всего на год. Мы полностью предусмотрели все риски, и контракт их учитывает.

— Сможет ли Юрий восстановиться к началу зимних сборов?

— У меня есть понимание, как идет его восстановление, но давать точные прогнозы преждевременно.

— Сергей Семак недавно сказал, что летом сорвались трансферы двух игроков. Получается, с учетом Клаудио Маркизио, «Зенит» действительно хотел усилиться тремя новыми футболистами?

— Вы же понимаете, как выстраивается трансферная работа. Формируется список игроков, которые интересны, и начинается работа по поиску взаимопонимания и компромиссов. Личные контракты, сумма трансфера и так далее. Не буду конкретизировать, каких игроков мы хотели подписать, сколько их было и какого качества. Что удалось — мы и сделали. Работаем на результат. Хотелось чуть больше, чуть лучше. Но это футбольная жизнь. Не всегда удается найти точки соприкосновения. 95 или даже 99 процентов работы спортивного департамента никто не видит. Ведь все обсуждают только конечный результат, слабо представляя, как ведется работа по каждому из игроков. Сложно запланировать этот процесс и правильно пройти путь до конца. Когда получается — все довольны. Если одна из сторон недовольна, соглашение достигнуто быть не может.

— По нашей информации, этим летом вы могли приобрести Александра Головина. Это действительно так?

— Я могу назвать еще около 200 футболистов, которых «Зенит» хотел бы видеть в качестве игроков нашей команды. Вы и сами прекрасно знаете список лучших в стране. Не нужно быть спортивным директором, скаутом, чтобы открыть составы национальной и молодежной сборной. Плюс-минус это лучшие, кто есть сейчас. Сравните с россиянами в нашей команде и сможете вычертить круг кандидатов, которые потенциально интересны «Зениту». Здесь все очень логично.

Есть, конечно, такие моменты, когда невозможно договориться. Либо, когда очень сложно договориться. У каждой из сторон есть свои желания. В этой работе много нюансов. Плюс русские игроки стоят очень дорого. Есть смысл направить силы в академию и развитие своих игроков.

— Зимой «Зенит» имеет возможность потратить серьезную сумму на усиление, учитывая рамки финансового фейр-плей?

— Усиление не зависит от того, сколько у тебя денег. Оно зависит от необходимости взять игроков на те или иные позиции. А уже дальше вырисовываются финансовые возможности по тому или иному трансферу. Надо отталкиваться не от того, сколько у нас денег, а от позиций, которые нам необходимо усилить. И тогда говорить о деньгах и всем остальном.

Взаимодействуем с агентами, если они адекватны

— Верно ли считать, что сейчас в спортивном департаменте работаете вы, Александр Макаров, Хавьер Рибальта?

— У нас есть еще аналитик, три скаута — Никита Колесников, Сергей Ломакин, Сергей Гордеев. Есть скауты, которые отвечают за филиалы. Вокруг «Зенита» достаточно активно действуют агенты, которые всегда готовы предложить тех или иных игроков. Но если мы сами приводим игрока в академию, я не хотел бы видеть рядом с ним агента. Мы их привели, нашли, развиваем и готовы им помогать сами. Тогда агента нет. Агенты как стервятники кружат над молодыми игроками, когда необходимо подписывать новый контракт. Хочется спросить: «А вы-то кто? Что вы сделали для игрока до этого?» Другое дело, когда агент привел игрока и усилил главную команду.

— Но определили список тех, с кем можно иметь дело?

— Мы взаимодействуем с агентами, если они помогают. «Зенит» готов мотивировать агента, но только когда его игрок чего-то добивается в первой команде. Есть неписанные правила работы с агентами. Их нарушать нельзя. И если у нас из системы уводят игрока, необоснованно, мое категоричное мнение — мы с этим агентом работать никогда не будем. Агенты это знают и ссориться, как правило, не хотят.

— Таких примеров было много за то время пока вы работает?

— Агенты прекрасно знают эти примеры, так как много общаются друг с другом. Конкретизировать мне не хотелось бы.

— Появится ли в «Зените» селекционный отдел, которые будут отвечать за поиск игроков для главной команды?

— За первую команду у нас отвечает спортивный директор, у которого есть огромный опыт работы в скаутинге.

Через два года — четыре своих футболиста

— Насколько главный тренер пристально следит за тем, что делает под главной командой, имея в виду «Зенит»-2?

— У нас сейчас есть основная цель — победа в чемпионате. Если у главного тренера остается время и мысли на что-то другое, он это делает. Но по большому счету задача спортивного департамента — подать ему готовое блюдо в виде готового для главной команды игрока.

— Вы уже подходили к нему с каким-то «блюдом»?

— Мы общаемся постоянно. Если необходимо, я набираю его номер. Если я ему нужен, то он набирает. В начальной стадии это было более активно, потому что была работа на трансфером рынке. Сейчас он больше сконцентрирован на текущих целях.

— После 9-го тура «Зенит»-2 по обоюдному согласию расторг контракт с Александром Горшковым, вы пригласили Владислава Радимова. Результаты пока не улучшились.

— У Владислава Радимова большой футбольный опыт. Он хорошо знает зенитовскую пирамиду, еще и передохнул после тренерской работы: за это время поднакопил теоретических знаний, изучил работу академии изнутри. Он был координатором в селекционном отделе, мы все это время с ним плотно взаимодействовали. Мы работаем над проектом «Зенит»-2 в долгую. Основная задача Влада сделать из молодых настоящих футболистов, которые смогут претендовать на место в первой команде. В трудностях закаляются характеры. Нужно исправлять турнирную ситуацию. Мы верим в тренерский талант Радимова и всецело поддерживаем его.

— Но нельзя ведь сказать, что провал «Зенита»-2 неожиданный, учитывая возраст и неопытность практически всех игроков команды?

— Прежде чем говорить на этот счет, давайте проясним, какие задачи стоят перед «Зенитом», в рамках которых мы работаем с «Зенитом»-м, «Зенитом»-2 и академией. По сути, вся эта система — наш резерв, который мы должны готовить для основной команды. Цель номер один, о которой многие уже знают, через два года иметь в заявочном листе как минимум четырех доморощенных футболистов. Можно, конечно, и меньше, но тогда заявочный лист будет уменьшаться. Не будет двоих — значит, заявка будет из 23 человек. Не будет четырех — значит 21. Цель выстроена исходя из этого. Очевидно, что в последние годы существует тенденция: молодым ребятам не удается достигнуть уровня первой команды. Однако, в «Зените»-2 есть молодые игроки, которые уже появлялись в основе. Это Скроботов, Капленко, Плетнев, Гойло, Каккоев. Очень неплох Леон Мусаев. Я уверен: какое бы место ни занял «Зенит»-2, молодые игроки еще о себе заявят на самом высоком уровне.

— Однако, для них основной проблемой справедливо называют высокую конкуренцию в первой команде.

— Чем выше конкуренция, тем сильнее команда. Мы понимаем, что у основной команды серьезные требования к игрокам по части спортивной составляющей. Это и физические кондиции, ментальность, мотивация, какие-то антропометрические параметры, которые будут позволять бороться не только в чемпионате России, но и на международном уровне. Все эти компоненты представляют целостность игрока. В последнее время у нас появляются хорошие, обученные футболисты, играющие по всей России. Их чуть ли не 70 человек, которые прошли нашу школу. Но если мы разберем каждого из них, то в лучшем случае есть один или два игрока с более или менее ярко выраженными качествами, за счет которых они сейчас могли бы претендовать на место в основном составе «Зенита». Не значит, что играли бы, но были бы в обойме и конкурировали с другими. То есть, работа идет, но соответствовать уровню «Зенита» и задачам им непросто.

Из этого можно сделать вывод — путь от академии до «Зенита»-2 недостаточен, чтобы попасть в главную команду. По большому счету уже в 20-22 года можно понять, что будет с игроком дальше. Сможет ли «Зенит» на него рассчитывать или его проще отпустить. И здесь уже можно смотреть дальше.

Агрессивная селекция — не для «Зенита»-2

— Если говорить в целом о зенитовской молодежи, то бросается в глаза важный нюанс: ни в одной команде нет однозначного лидера с яркими индивидуальными данными, который мог бы хоть завтра ворваться в главную команду. Ощущение, что игроки в том же «Зените»-2 нужны для выполнения тактических действий. И все.

— При этом, думаю, выполняют свою задачи они неплохо. Если брать эту конкурентную среду. Не забывайте, «Зенит»-2 состоит из молодых футболистов, если вынести за скобки Дмитрия Богаева и Дениса Терентьева. В основном там играют ребята 20-22 лет. Им тяжело обыгрывать футболистов, которые на 5-6-8 лет старше. Да, пока, у нас в «Зените»-2 нет ярко выраженного игрока, который может быть лидером на футбольном поле. Но это данность.

— А искать и выращивать вы намерены внутри клубной системы?

— Мы не проводим и не будем проводить агрессивной селекции для «Зенита»-2. Я не вижу в этом смысла. Это перекроет дорогу тем игрокам, которые есть сейчас и которым надо играть. Плюс это будут необоснованные расходы, которые, скорее всего, не принесут никакой пользы. Мы должны отталкиваться от того, что имеем. Да, я предполагал, что после того, как мы не станем возвращать Зуйкова, Исаева, отдадим Панюкова, Лесового, откажемся от Карпова, Зуева, результат ухудшится. Если бы эти ребята были в команде, вряд ли мы находились бы в нижней части таблицы. И имели бы большее количество очков. Но что бы это дало с точки зрения перспективы развития системы? Мы понимаем их потенциал. Кому-то мы дали дорогу, с кем-то уже бесполезно работать, для других это потолок, и они себя не реализовали в аренде. То есть в первой команде они не нужны, а для «Зенита»-2 будет закрытая позиция молодого игрока. Пусть уж лучше играет он и конкурирует. Мы хотим, чтобы игроки как можно раньше попадали в «Зенит»-м, «Зенит»-2, некоторые, возможно, в основную команду. Это важно для понимания их потенциала. Но все равно мы должны использовать клубы-партнеры, через которых могли бы прогонять футболистов в плане игровой практики. Например, на Лесового и Панюкова в главной команде сейчас мы рассчитывать не можем, но они неплохо могут проявить себя в аренде и вернуться.

— Получается даже тех, кто в «Зените»-2 сейчас, уже подпирают игроки «молодежки».

— У нас есть ряд футболистов, с которыми уже надо определяться в «Зените»-2. Кого-то отпустим, с кем-то не продлим контракты, кого-то отдадим в аренду. Дадим возможность им развиваться, если поймем, что в «Зените»-2 они достигли определенного уровня, но в основную команду им никак не пройти. Главное, чтобы они могли играть. Ведь если футболист не играет, он не развивается.

Шаги, которые сейчас принимают, продуманы. Если посмотрим сейчас игры «Зенита»-2, в меньшей «Зенита»-м то, конечно, хочется, чтобы игроки подходили более функционально готовыми, крепко стоящими на ногах, а не мальчиками, которых можно легко отодвинуть. И в этом аспекте нужно отталкиваться от материала, который есть. Например, перспективный футболист Илья Скроботов. Он высокий, здорово играет обеими ногами на позиции центрального защитника. Есть возможность его развивать. Таких игроков надо находить в академии, дальше ими заниматься. Направленность не должна быть узкоспециализированной. Если игрок хорошо бьет, отдает передачи не значит, что он сможет вырасти в большого футболиста. Конечно, может повторить путь Аршавина, но такие рождаются раз в много-много лет. Именно такой комплекции. Плюс с характером лидера.

«Нельзя убивать конкуренцию в городе»

— Нынешний состав «Зенита»-2 и молодежки — данность, которую уже не изменить. А если смотреть на перспективу — кто придет на эти места через 2-3 года?

— Те, кто может прийти в «Зенит»-2 через 2 года — игроки 2002 года, которые сейчас есть в академии. Они в принципе достигли определенно результата, выиграв чемпионат России. Там есть несколько потенциально сильных игроков, но два года — минимальный срок. В 2020-м они, скорее всего, будут играть в «Зените»-м. В 18 лет показать себя в ФНЛ достаточно сложно, но я хотел бы, чтобы так было. Потому что если в 18-19 наши игроки будут играть в первой лиге, а «Зенит»-2 будет находиться в середине или вверху, значит мы сможем сделать вывод, что там есть игроки. Значит у них хорошая тренировочная среда, и хорошая конкурентная среда, в котором они развиваются. Конечно, хорошо удерживать «Зенит»-2 в первой лиге в качестве площадки для их развития. Но не хотелось бы это делать искусственным образом.

— Если отказываться от селекции, значит, основной поток футболистов будет идти от академии.— Именно. Все должно идти от академии. В 16-17 лет мы еще можем искать. Позже смысла нет, какое-то время они должны побыть в нашей системе. Оттуда качественные игроки приходят в «Зенит»-м, который постоянно должен быть в тройке молодежного первенства. Это уже характеризует уровень игроков и конкуренцию с другими командами. Нам нужно четыре своих воспитанника в заявке. И это останется, если ничего не изменится.

— А по регионам планируется поиск? Там ведь тоже много «природных богатств».

— Если мы начинаем искать, скажем, по городу — это палка о двух концах. Мы можем собрать лучших со всего города. Без проблем. Но тогда с кем мы будем играть? Иногда не стоит взять и забрать всех себе. Ты сталкиваешься с дилеммой. Если игрок перспективный и очень талантливый, мы за ним будем следить, контролировать, возможно, привлекать академии. Но забирать всех, кто понравился и, кто чуть сильнее тех, кто есть, нет смысла. Также нет смысла привозить игроков со всей России. Суперталантливых да, можно. Можно рискнуть привести игроков 14-17 лет и поселить в интернате, где они проходили бы какой-то цикл подготовки. Смотреть за их развитием. Это большая работа. Скоро появится должность шеф-скаут академии, функции которого будут направлены на поиск талантов по всей России. Сейчас мы выбираем эту кандидатуру и, надеюсь, мы в скором времени приступим к активной работе, чтобы решать имеющиеся задачи.

— Вы говорили, что совместно с Хавьером Рибальтой предложите концепцию развития академии руководству.

— Стратегия у нас есть. Она закладывается наперед. Конечно, каждый человек мыслит по-своему, но конечную цель все более-менее понимают. Она понятно: чтобы «Зенит» выигрывал чемпионат России, стабильно играл в Лиге чемпионов с командами, с которыми мы могли бороться, несмотря на порой разный уровень.

— Какое внимание спортивный директор уделяет академии?

— Хавьер отвечает за весь скаутинг. В том числе молодежный. Он спортивный директор. Если, предположим, мне, тренеру «Зенита»-2 или «Зенита»-м понравился какой-то игрок, то при подписании контракта невозможно обойтись без согласования спортивного директора. Он несет ответственность за приобретения, подписание игроков и переподписание контрактов. Всех их он должен знать, осматривать и принимать решения.

— Рибальта успевает?

— Так как сейчас у «Зенита»-2 и «Зенита»-м нет скаутинга как такового, ведь мы не приобретаем игроков извне, то с ним нужно согласовывать только переподписание игроков. А все игроки естественным путем переходят из академии в «Зенит»-м и «Зенит»-2. И здесь уже важно взаимодействие тренеров, спортивного департамента, остальных служб, в том числе медицинских, юридических. Так мы развиваем игроков, помогаем им в разных ситуациях.

— Справедливо ли сравнивать результаты «Зенита»-2 с результатами «Спартака»-2 и «Чертаново», которые борются наверху таблицы?

— Это касается в первую очередь комплектования команды. Мы можем накупить искусственно игроков и быть в середине таблицы. Все будут хвалить нас за результаты. Но это ничего не даст. Мы сейчас имеем то, что имеем. Объективную картину, которую должны принять. Чтобы ее изменить, нужно начать работать не локально с «Зенитом»-2 и «Зенитом»-м, а начать с академии.

Для структуры клуба локальные успехи ничего не значат

— Кстати, а методология обучения в академии с вашим приходом меняется?

— Я не могу сильно влиять на обучающую составляющую академии. Для этого есть главный тренер академии, другие специалисты. Как таковой единой системы подготовки, шаблона не существует. И это правильно. В чем была, возможно, предыдущая проблема? Было все слишком четко, прагматично. Из-за этого пропали какие-то индивидуальные особенности. Вспомним последнее сильное зенитовское поколение. У каждого была изюминка. Ее не сточили, не заставили убрать. Футболисты показывали свои сильные стороны. У меня тоже были свои плюсы и минусы, но я играл за счет второго. А когда начинал работать над недостатками, это сказывалось на преимуществах. Поэтому задача тренера увидеть сильные стороны и их развивать. Давать им возможность их реализовывать. Если игрок хорошо обыгрывает не нужно ему кричать — что ты делаешь, отдай пас. Пусть он развивает это качество, может, даже вне зависимости от результата. Сейчас у игроков «Зенита»-2 нет индивидуально сильных качеств. Это вопрос не только к тренерам академии, это в том числе и часть скаутинга. Надо это найти, увидеть, обнаружить. Можно, конечно, развить некоторые качества, но это не лидерство. Это либо есть, либо нет.

— Из молодых игроков многие выделяют Никиту Колдунова. Он запомнился и по игре с «молодежкой» «Барселоны».

— По формату он похож на Игоря Денисова. Мы думали о том, чтобы привлекать его к «Зениту»-2, но там есть Мусаев, Капленко, которые на данный момент сильнее, чем он. Но у Колдунова есть качества, которые он должен развивать. Все в его руках. Мы с ним общаемся, понимаем, в чем ему надо прибавлять. Сейчас на первом месте должны стоять не деньги, а другие вещи. Профессионал должен умирать на поле: не ради денег, а просто потому что играешь не только за себя, за родителей, а за клуб, систему. Все это составляющие мотивации, а ее нужно выдерживать на всем пути. Для структуры твои успехи в «Зените»-2 ничего не значат. Как и успехи в молодежке и академии. В развитие этих игроков вкладывается большое количество денег, но мы хотим видеть игроков в основном «Зените». Когда кто-то из академии будет там, тогда да, есть смысл говорить. Нужно смотреть на главную команду, потому что, если не будет результата там, все что ниже совершенно бесполезно.

— Как бесполезно вспоминать «Зенит»-2 начала века, когда это был дубль «Зенита».

— Опять же слишком большая разница между нынешним «Зенитом»-2 и основной командой. Ее не было, скажем, 10 лет назад, когда «Зенит»-2 был дублем. Сейчас без определенного этапа в премьер-лиге или игры за границей в основной состав не попасть.

У многих топ-клубов на контрактах огромное количество футболистов, которые играют в разных командах. Там целые отделы, которые следят за игроками, которые в аренде. Но он четко контролирует все процессы и когда нужно кого-то вернуть, договариваются моментально. Это сложный процесс, для России особенно. К сожалению, на данном этапе мы не можем вырастить столько футболистов. Их во всей России нет. Посмотрите на результаты молодежной сборной, юношеской. Они все играют с перепадами. Да, есть некоторые талантливые ребята — в ЦСКА, а им это необходимо, «Спартаке», куда пришли игроки «Спартака»-2. Это, кстати, показательная составляющая, что предыдущая работа была проделана верно.

— А если «Зенит»-2 вылетит в ПФЛ, этот путь до главной команды еще больше увеличится?

— Мы до конца будем бороться за то, чтобы остаться в ФНЛ. Если произойдет то, о чем вы сказали, уверен через год своими силами команда вернется обратно. И это будет естественный процесс. Не считаю, что вылет станет критичным. Сейчас тренерский штаб делает максимум из того, что возможно. Все-таки после смены тренера у нас пошла череда ничьих, у нас была победа и поражения, за которые не стыдно.

— По нашей информации, в «Зените»-2 помимо озвученных проблем существуем неравномерная контрактная система, когда один игрок может получать чуть ли не в 5 раз больше другого.

— Сейчас у нас выстраивается система одинакового отношения ко всем игрокам при подписании контракта. У нас нет дисбаланса в финансовой части, если брать молодежную команду. В «Зените»-2 дисбаланс присутствует, потому что некоторые игроки были подписаны другими сотрудниками на разных финансовых условиях, которые на тот момент, возможно, были актуальными.

Футболисты, которые подписывают свои первые контракты с «Зенитом»-м, будь то воспитанники академии или те, кто привлечены в структуру из других школ, имеют минимальную заработную плату. Чтобы мы смогли определить, насколько они перспективны, и предложить уже другой контракт с возможностью его развития.

В «Зените»-2 различия в зарплатах возможны потому, что игроки, которые еще вчера вступали за «молодежку», сейчас привлекаются к играм «Зенита»-2. А контракт у них еще год или два. Мы должны четко понимать их перспективу.

Сейчас мы подходим к тому, что дисбаланса у нас не должно быть в принципе. Если игрок чуть лучше и чуть перспективнее, зарплата у него должна быть чуть больше. Главное, чтобы это не вредило мотивации.

— И последний вопрос: как должна работать академия клуба, который представляет регион и целую культуру, в плане образования и воспитания, чтобы избегать ситуации, которая оставила «Зенит» без сильного нападающегона определенный срок?

— Здесь не совсем уместно сравнение. Есть российский опыт и зарубежный. За границей все достаточно просто: академия там довольно близко соприкасается с главной командой. Тренируются чуть ли не вместе, все это контролируется, есть школа и тому подобное. Если ребенок плохо учится в школе, тренер лишает его тренировок или игр.

Ведь самое существенное наказание для любого игрока — лишить его футбола. Это средство воздействия.

Что касается общеобразовательной и общекультурной составляющей — здесь много зависит от родителей, друзей, круга твоего общения, учителей, партнеров по команде. Все это формирует тебя как личность. Делали ли люди ошибки в детстве? Да кучу ошибок. Мы все совершали проступки. Но у меня был старший брат, который являл собой пример, как делать не надо. Были родители, тренеры, которые меня опекали. Это и Савин, и Приходько, позже уже Бирюков.

Никто не застрахован от того, чтобы совершить ошибку. И задача «Зенита» выращивать не только футболистов, но культурных и образованных людей. Желательно, с лидерскими качествами. Какой бы ты ни был добрым, культурным, отзывчивым, но важно при этом уметь играть в футбол. Колоссальная работа — найти этого игрока и дать ему развиваться.


Источник: www.sportsdaily.ru

Другие новости