Новости


Новости Вячеслава Малафеева

«В жизни я намного спокойнее»

В программке к матчу с ЦСКА, состоявшемуся на «Петровском» без зрителей по решению КДК, в рубрике «специальный корреспондент» Вячеслав Малафеев отвечал на вопросы болельщиков, которые задавались на клубных страничках в соц.сетях

Георгий Межуев: Какой момент вашей карьеры был самым непростым?

В.М.: Футбольная карьера вообще непростая. В ней бывают разные этапы: полоса белая, полоса черная. Когда тяжело, стараешься перебороть это и как можно быстрее выйти из такой ситуации. Самым непростым в моей карьере был 2002 год, когда мы не добились никаких результатов, было сложно играть в таких условиях.

Сергей Кормишин: Огромное спасибо вам за все ваши фантастические сейвы. Вы самый клевый вратарь в мире! Собственно вопрос: любители вы свинину?

В.М.: Надеюсь, Сергей задает этот вопрос с каким-то смыслом. Может, он работает в ресторане или хочет понять, одинаковые ли у нас с ним вкусовые предпочтения? В принципе, люблю свинину, почему бы и нет?

Андрей Шичкин: Как вы думаете, у Егора Бабурина хорошее вратарское будущее? Станет ли он известным всему миру игроком?

В.М.: У Егора хороший потенциал, который нужно раскрыть. Надо над собой работать, как и любому молодому игроку. Дальше его карьера будет зависеть от определенных обстоятельств, от силы воли, удачи, людей, которые будут его окружать. Поэтому пожелаю ему удачи, надеюсь, его ждет хорошее будущее.

Ирина Зайцева: Много ли времени вратарь тренируется с командой или в основном вратари тренируют и отдельно?

В.М.: Мы, вратари, в основном тренируемся отдельно от команды. У нас своя специфическая разминка, упражнения. Но это все зависит от тренировочного процесса, план которого составляет главный тренер. Бывает, что с первых минут начинаешь активно участвовать в игровых упражнениях, идут удары по воротам, задания по удержанию мяча. Многое зависит и от времени тренировки.

Андрей Герасименко: Трудно ли быть капитаном?

В.М.: У капитана только лишние обязательства и хлопоты ― никаких плюсов нет. Если команда выигрывает ― все хорошо. Если что-то не так, обязательно нужно спрашивать с капитана. Поэтому ты здесь зависишь от общего командного результата и стараешься сделать максимально комфортную обстановку в команде, чтобы выигрывать. Тем более вратарская позиция сама по себе достаточно ответственная. А на футбольном поле капитанская повязка не дает никакого преимущества. С судьей разговаривать нельзя. Только если случаются какие-то нестандартные или конфликтные ситуации, тогда судья подзывает капитанов, просит успокоить команды.

Сергей Яхваров: Какой город кроме Петербурга вы любите больше всего?

В.М.: Видел очень много городов, и все они по-своему красивы. Но всегда, когда после длительной поездки возвращаешься в Санкт-Петербург, получаешь какое-то внутреннее душевное удовлетворение от того, что наш город ― самый красивый в мире.

Виталий Ильин: Кто был вашим кумиром или любимым вратарем в детстве, в начале карьеры?

В.М.: Как такового кумира не было, я стараюсь ни на кого не равняться. Но когда смотришь на игры своих конкурентов, а когда-то ― на игры других вратарей, делаешь выводы и, если заметил что-то интересное, пытаешься привнести это в свои действия. Но если отвечать на этот вопрос конкретно, то Петер Шмейхель был вратарем, у которого я бы взял больше каких-то вратарских качеств. Хотя, может, это был просто этап моей жизни, когда я считал, что именно он мне нравится по своей манере.

Ирина: Шестнадцатый номер достался вам случайно или это был сознательный выбор?

В.М.: Сначала это был случайный выбор. Тогда основной вратарь брал первый номер, а запасной шестнадцатый. Так получилось, что в дубле, второй команде «Зенита», я всегда был вторым вратарем, и поэтому мне доставался именно этот номер. В основном составе я также стал запасным вратарем после Романа Березовского. А по прошествии времени уже не стал менять этот номер, хотя была такая возможность. Сейчас постоянно играю под этим номером и стараюсь даже в сборной брать его.

Александр Кулешов: Вячеслав, каков наше любимое блюдо?

В.М.: Я всеяден. В одно время мне нравится есть только морепродукты, в другое ― только мясо или только овощи, салаты, иногда ― суши. Я ем все, чего-то конкретного любимого нет. Мне нравятся даже устрицы, хотя это достаточно специфический продукт.

Галя Галечка: А правда ли, что вы занялись недвижимостью и расклеиваете листовки об аренде помещений?

В.М.: Как это ни парадоксально, я действительно вешал объявления с номером телефона о том, что сдается помещение. Но как это заметила Галя? Я ведь никому особо не рассказывал! А недвижимостью я правда в какой-то степени занимаюсь и, наверное, буду в этом направлении развиваться. У меня, скорее всего, будет свое агентство недвижимости. Агенты будут помогать людям, в частности мне, с выбором и реализацией объектов.

Любовь Коновалова: Что может мотивировать команду играть на сто процентов на протяжении всего матча? В последнее время начало матчей выглядит слабым.

В.М.: Возможно, в каком-то одном матче мы действительно были не сконцентрированы и не мобилизованы с первых минут, и это сказалось на результате. Другие клубы за нами следили и, сделав выводы, что в этот промежуток времени можно сыграть более активно и попытаться сделать какой-то задел в начале матча, часто этим пользовались. И, даже зная, что нас с первых минут прессингуют и пытаются активными действиями заставить ошибиться, не всегда удается справиться с этим, поэтому и получилась такая цепочка не самых лучших матчей, в которых мы пропускали в самом начале, а потом пытались судорожно отыгрываться. Но те игры закалили команду, Матчи, в которых мы вырывали победу у «Ростова», «Алании», «Волги», говорят о том, что урок пошел нам на пользу. Мы «довключались» во второй стадии матча и добивались результата.

Дима Мульт: Как вы сдерживались, чтобы не набить лицо Губерниеву?

В.М.: В результате таких действий я бы получил иск в свою строну и, возможно, даже уголовное наказание, потому что это хулиганство. Люди должны быть адекватными. Если они могут ответить кому то силой, то должны быть готовы, что против них применят какие-то санкции. А учитывая известность и популярность людей, эти санкции могут быть в несколько раз жестче, нежели на каком-то обычном уровне. Здесь все станет всем известно, это будет обсуждаться. Людям нужно понимать, что надо быть сдержаннее и добиваться своего правовыми способами, что я и делаю.

Семен Сагулин: Расскажите, как вы выбираете перчатки?

В.М.: Методом проб. Поиграл, потренировался в одних, вторых, третьих и выбрал те, в которых наиболее комфортно. Перчатки бывают разные. Кто-то думает, что это одна стандартная модель, которая изменяется только за счет рисунков. Дизайн, конечно, имеет какое-то отношение к восприятию, но есть у перчаток характеристики, которые отличают их друг от друга. Это толщина покрытия, которое соприкасается с мячом. Оно бывает более тонкое, чтобы лучше чувствовать мяч, бывает потолще, чтобы увеличить износостойкость. Плотное покрытие больше подходит для тренировочного процесса, а также спасает от сильных ударов. Также покрытие бывает для мокрой погоды, для сухой, комбинированное. Еще бывают перчатки зимние, утепленные.

Алексей Зарубин: Малафеев на поле и Малафеев в жизни ― это разные люди?

В.М.: Безусловно. Точнее, человек-то один, а вот манера говорить, вести себя, выражаться абсолютно разная. Готовясь к игре, ты полностью переключаешься, внутри тебя просыпается кто-то другой, нацеленный на результат, на какие-то действия, которые ты в обычной жизни не применяешь. Тебе нужно включить все свои резервы, включить другого себя, более сконцентрированного, нацеленного на игру, думать только о победе. В жизни я намного спокойнее, уравновешеннее, хорошо се6я контролирую. А на футбольном поле всякое бывает. Иногда эмоции берут верх и какие-то нестандартные ситуации заставляют тебя делать странные вещи, которые в обычной жизни ты не сделаешь.

Другие новости