Новости


Новости Вячеслава Малафеева

«…и тогда нас накрыла волна негатива»

Вратарь «Зенита» считает, что его команде по силам перегнать весной и «Анжи», и ЦСКА

Текст: Сергей Циммерман. Фото: ФК «Зенит»

— Раньше футболисты уходили на зимние каникулы, зная итоговое место своей команды. Сейчас все не так. На отпускном настроении это не сказалось?

— Мы привыкли к определенному жизненному циклу, так что в этом смысле все как обычно. Но окончательные итоги чемпионата действительно не подведешь, и выводы, что получилось, а что нет, до конца не сделаешь. Исключение составляют разве что еврокубки. Тут на 90 процентов все ясно. А ста не даю, потому что еще и весенняя часть будет, пусть и в Лиге Европы.

— Тогда оцените тот отрезок чемпионата, который уже пройден.

— Главный итог — три очка отставания от «Анжи» и пять от ЦСКА. С одной стороны, весной график игр у нас вроде бы полегче. С другой — очных встреч с прямыми конкурентами уже не будет. В этом есть как свой плюс, так и минус. Впрочем, весной все будут терять очки, после чего начнется настоящая нервотрепка. Поэтому не стал бы говорить, что ЦСКА и по игре, и по результату уже чемпион.

Что касается «Зенита», то многие наши ребята по ходу первого отрезка играли за сборную, поэтому не всегда оказывались свежими. Порой нам не хватало мотивации.

— Когда в начале чемпионата «Зенит» катком прошелся по ЦСКА, «Динамо» и «Спартаку», да и в Махачкале был близок к победе, можно было предположить, что потом все пойдет кувырком?

— Вряд ли. Мы набрали ход, хорошо сыграли с конкурентами. Но потом забуксовали в матчах с «Тереком» и «Рубином». После чего наступило не самое лучшее для нас время. Во всех смыслах. Возвращаться к нему, если честно, не хочется. Все равно ничего уже не изменишь. Так что лучше прошлое не ворошить. Тем более что некоторые вещи как для болельщиков, так и для нас самих так и остались загадкой.

Главное, что мы собрались и на определенном отрезке взяли максимальное количество очков, а в следующий раз притормозили только в играх с «Анжи» и ЦСКА. Причем в обоих матчах «Зенит» смотрелся на голову выше соперников. Правда, встреча с «Анжи» стояла особняком — из-за погодных условий.

Полевым игрокам  легче,  чем вратарю

— «Зенит» пропустил вперед «Анжи» и ЦСКА, и многие связывают это с событиями, происходившими осенью внутри команды. Начиная с прихода Халка и Витселя и заканчивая демаршем Игоря Денисова.

— Не думаю, что эти вещи напрямую повлияли на наши результаты. Был нарушен не внутренний микроклимат, а внешний фон. На команду оказалось направлено столько негативных эмоций! Ну, а ты волей-неволей все равно с этим сталкиваешься. В прессе, на телевидении, в социальных сетях, по рассказам друзей и родственников… Вроде бы надо ото всего этого абстрагироваться, а тебя, наоборот, обо всем этом спрашивают и спрашивают. Причем то, что вопросы абсолютно не совпадали с действительностью, реально злило! И было непонятно, откуда столько негатива в адрес клуба в целом и команды в частности.

А ведь если брать только игру, то это был наш первый большой спад за три года. Раньше подобные ямы преодолевались быстрее — всего за пару игр.

— Почему на этот раз получилось по-другому?

— Пошли индивидуальные ошибки. Они бывают в каждом матче, но если раньше нам удавалось подстраховывать друг друга, то на этот раз все это вылилось в целую череду промашек. А отношение к команде давило и не давало правильно настроиться на тот или иной матч.

— Да, но вы ведь опытные профессионалы, которые прошли через очень многое. Неужели вы не научились справляться с давлением извне?

— Скажу про себя. Когда что-то становится не так, ты гонишь от себя все дурное, справляешься с этим, но негатив все равно накапливается. Хорошо тем, кто ничего через себя не пропускает и не нервничает. Таким все равно. А мне не удалось справиться с этим. Как капитан, не мог не переживать. Наверное, это не очень хорошо. К тому же полевой игрок способен выплеснуть эмоции за счет большого объема работы. Вратарь — нет.

— И что вы в этой ситуации делали?

— В интервью пытался успокоить ситуацию, не нагнетать напряжения в прессе. Но сделать это было сложно. Слишком много было других «источников», якобы приближенных к «Зениту», сообщавших сверхсекретные новости.

Получалось так же, как недавно с нашей свадьбой (Малафеев и Екатерина Комякова сыграли ее 11 декабря. — Прим. С.Ц.). Какая только информация не появлялась относительно того, где, когда, с кем и почему. И на 80 процентов все, что писалось, не соответствовало действительности. Я прекрасно понимаю, что разговоры вокруг нас будут идти всегда. Просто в ситуации со свадьбой наблюдать за всем этим было особенно забавно.

— Если не секрет, как все было на самом деле?

— Мы не хотели, чтобы свадьба превратилась в столпотворение, поэтому действительно засекречивали информацию. Зато сейчас она полностью открыта: смотрите фотографии и видео, читайте о том, что там было, из первоисточника. Это, понятно, не то, что могло быть снято трясущимся телефоном или скрытой камерой с расстояния в километр…

Возвращаясь же к делам команды, хочу еще раз сказать: верную картину можно было составить исходя из слов тренера и ребят. Но воспринимать и слушать нас никто не хотел. Слава богу, в какой-то момент все, включая болельщиков, попросту устали от бесконечного негатива. Сейчас вот спроси кого-нибудь: что тебя в «Зените» больше всего волновало два месяца назад? Думаю, ответ даст далеко не каждый. Обидно, что неким «источникам» у нас верят больше, чем игрокам, команде.

Конечно, людей можно понять, если сами футболисты ничего не говорят. Кому ж тогда остается верить? Но в «Зените» пусть немного, но все же говорят! Да, есть игроки, которые как до этого интервью не давали, так и прошлой осенью ничего не комментировали. По сути — ничего в этом плане не изменилось. Я не беру, правда, в расчет интервью Игоря Денисова «СЭ» и ответ клуба. Но если убрать все, что потом произошло вокруг этого, то выглядело это так, будто люди говорили о каких-то своих вещах — только перед всеми.

Ну а потом нас накрыла волна негатива. По идее, подобная «шокотерапия» должна освежать организм. Если, например, прыгнуть в холодную воду, это, конечно, будет стрессом, но после него ты чувствуешь себя бодрее. Произойдет ли то же самое с нами — покажет время. Поэтому зима — очень хорошее время, чтобы остановиться, подумать и вновь встать на правильные рельсы. Это я говорю о команде в целом.

— Какой слух о «Зените» и его игроках оказался самым нелепым?

— Давайте лучше расскажу пару случаев, которые действительно имели место. Например, Данни и правда постриг однажды Халка. А еще надо было видеть, как после парилки в купель с холодной водой залезли Данни, Халк и Витсель (смеется). Тут действительно можно было пожалеть, что в руках не было телефона — забавно было наблюдать, как все трое, скрюченные, стоят в холодной воде в одних плавках и о чем-то болтают…

Чувство страха терять нельзя

— Что скажете о своей игре в ходе первой части сезона?

— Я прекрасно знаю, что делал не так. Что явилось следствием моих ошибок, тоже понимаю и не стесняюсь этого. Наверное, это была не то чтобы успокоенность, а ощущение того, что все в последние годы было слишком хорошо. В итоге у меня притупилось чувство опасности, страха. Это не значит, что надо «трястись» и выходить на игры с дрожью в коленках. Но опасаться соперника и не расслабляться ни на секунду при любых обстоятельствах ты должен. Возможно, для нападающего, когда он не чувствует опасности, это, наоборот, идеальная ситуация. В таком состоянии форвард раскрепощен и может сотворить что-то необычное.

Для вратаря же такое — неприемлемо. Он обязан понимать, что находится на последнем рубеже и рисковать не имеет права.

— Все это и привело к злосчастному голу от «Малаги» на «Петровском»?

— Знаете, в тот момент произошло самое страшное за весь этот год. Этому, конечно, можно было бы найти кучу разумных объяснений из серии «все люди ошибаются», но для меня этот момент стал чем-то большим.

— То есть?

— У меня возникло ощущение, будто надо мной долго-долго висело что-то тяжелое — и вдруг оно упало. В мои ворота. Это копилось, копилось и должно было когда-нибудь выплеснуться. Но произошло в самый неподходящий момент.

Помните, как я до этого отдал неточную передачу в мачте с «Волгой»? Так вот, лучше бы мне тогда забили! С другой стороны, после ошибки с «Малагой» я снова начал играть в футбол, ни о чем не думая. Но в итоге получилось так, что самая неприятная ошибка произошла в ключевом матче Лиги чемпионов.

Возможно, до этого я сам слишком сильно накрутил себя как капитан. Переживал, что с нами происходит что-то не то, а я как человек с повязкой на руке ничего не могу сделать. Может, просто накопилась усталость за 2-3 года. Ведь вроде все было хорошо, а тут целая череда неудач. Причем такая, что ситуацию сложно переломить. Выходишь на первый матч с «Малагой» — бац, два мяча! С «Миланом» дома — бац, то же самое. А дальше начинает складываться мнение, что ты стал плохо играть.

Просто если какой-то полевой игрок провел не лучший матч — это не так бросается в глаза. Когда команда выиграла, но пропустила, все равно говорят: вратарь играет плохо. При этом если ты не пропускаешь, это воспринимается как само-собой разумеющееся.

— Ну не скажите. Бывает, что команда проигрывает 0:3, а ее вратарь — лучший в составе.

— Бывают и сумасшедшие удары, как, например, у Романа Еременко в нашем мачте с «Рубином» на «Петровском»…

Стал ли я после того эпизода с «Малагой» играть хуже или лучше? Сами решайте. Если же возвращаться к команде в целом, то мне трудно выделить даже одного футболиста, который всю осеннюю часть сезона провел бы стабильно. Пришел Халк, первые матчи сыграл феерично, но потом и у него не заладилось. Данни, вернувшись после травмы, внес в игру оживление, но сыграл всего пять матчей, причем в тот момент, когда команда стала преодолевать себя. Игорь Денисов — стабильнейший игрок, но из-за всей той истории пропустил несколько поединков. Саша Анюков — у него не все поначалу получалось, но он это преодолел и в концовке спас во многих матчах. Вспомнить хотя бы игру с «Миланом».

Саша Кержаков — вроде бы стабильно начал забивать, но тут его из колеи выбила травма. Володя Быстров — то играет в стартовом составе, то не играет. Единственный из всех, кто сыграл более или менее стабильно, Роман Широков.

У вратарей же, повторяю, совсем другая история. Если про полевого игрока можно сказать — ничего страшного, потом заиграет, то у голкиперов этого «потом» не бывает. В связи с этим в памяти сидит короткий разговор с Андреем Диканем. Идем мы вместе в «Лужниках» после финального свистка. Перекидываемся вопросами. «Как дела?» — спрашиваю. «Какие дела, если в последних трех матчах с «Барселоной», «Динамо» и «Зенитом» у меня «минус 12» (пропущенных мячей. — Прим. С.Ц.). «Ты же понимаешь — если в команде что-то не так, это в первую очередь сказывается на наших воротах, которые с каждым пропущенным мячом становятся все тяжелее», — ответил я.

В «Зените» каждый может рассчитывать на капитанскую повязку

— Можно ли все, о чем говорилось выше, считать причиной того, что капитанская повязка оказалась не у вас, а у Данни?

— По этому поводу у нас со Спаллетти состоялся разговор, инициатором которого был я. Мы многое обсудили, причем я говорил совсем не о том, о чем с вами. Пусть это останется внутри команды. Ну а после того разговора тренер принял решение — капитаном будет другой игрок.

— А как вы видите капитанство?

— Капитан должен вести за собой команду. В том числе быть примером в игровых действиях. Но в концовке этой части сезона я никак не мог этого делать, помогать команде как капитан. При этом знал, что есть ребята, которые справятся с этим лучше. У нас ведь действительно такая команда, где любой игрок основного состава может по праву рассчитывать на капитанскую повязку. Поэтому посчитал, что в настоящее время ее должен носить другой человек. Решение, по сути дела, принимал Спаллетти. Я лишь сказал, что вратарская позиция — очень ответственная, а повязка этой ответственности лишь добавляет. Главное, что я знаю, чем могу помочь команде и новому капитану, поскольку долгое время был вице-капитаном.

— Эту должность вы сохранили?

— Пока не знаю. Но мои прежние функции остались при мне (смеется).

— В этом сезоне вы играли практически без замен, а в концовке — без опытного дублера. Это давило?

— Раньше в кубковых матчах выступал Юра Жевнов. В конце этого года он не играл из-за травмы. В такой ситуации понимаешь, что нельзя рисковать — нельзя получить красную карточку или травму. Нет, возможно, было бы хорошо, если в какой-то момент в это пекло попал бы юный Егор Бабурин. Но то, что у него мало опыта, все равно учитываешь.

А вообще в таком графике иногда действительно хочется один матч пропустить. Тогда на следующий ты выходил бы с совершенно иными эмоциями.

Увеличить

— У вас нет ощущения, что осенняя и весенняя части чемпионата будут совершенно разными турнирами? Пауза между ними — почти три месяца, количество туров — разное, составы команд тоже могут сильно измениться.

— Надо просто привыкнуть к тому, что теперь чемпионат заканчивается не в ноябре, а в мае.

— Зимней паузы хватит «Зениту», чтобы перемолоть свои проблемы?

— Новым игрокам всегда нужно пройти период адаптации. Но при этом даже за один месяц в игре невозможно все привести к общему знаменателю. Сила же «Зенита» всегда была в быстроте мышления и движении. Еще со времен Петржелы, когда Радимов даже мальчиков на бровке просил подавать мячи как можно быстрее. Нынешней команде нужно время. Те, кто пришел в «Зенит» осенью, до этого играли в другой футбол. Так что им надо попросту привыкнуть к нашей игре.

Другие новости