Новости


Новости Вячеслава Малафеева

Голкипер

В любой футбольной команде есть игрок, в чьем активе всегда ноль забитых голов. И никто ему за это не пеняет. Наоборот, слово "гол" в сочетании с его фамилией в сумме дает команде минус. Вратарь всегда на виду. О просчете форварда через месяц вспоминают только самые дотошные журналисты. Просчет вратаря сразу обретает прописку в истории. 

Оборону Вячеслав  Малафеев держит и в разговоре. Может, это привычка, а может, характер. Он сдержан и невозмутим, как профессиональный разведчик. Как будто права на ошибку у него нет не только в поле. Все это придает Вячеславу какую-то несоответствующую возрасту солидность. А вообще-то он еще студент. То есть не студент, а выпускник Академии имени Лесгафта.

- Футбол - командная игра. В Академии имени Лесгафта сейчас учится несколько футболистов "Зенита". Держитесь командой или каждый сам за себя?

- У каждого свой индивидуальный график. И получается, что учишься один.

 

- Но есть ведь и теория. Существует ли у зенитовцев взаимовыручка в учебе? Может, конспектами делитесь?

- Времени у игроков не много. Не буду говорить, что только у футболистов. В Лесгафта много спортсменов учится, которые иногда просто месяцами находятся на сборах. Поэтому не успеваем где-то, и приходится буквально в последние недели сдавать все зачеты. Просто специфика работы. Конечно, иногда нам идут навстречу. Где-то и рефераты достаем.

 

- Из Интернета?

- Когда как.

 

- Ваши преподаватели - ваши же болельщики. И что - спасли свои ворота, и плюс балл на экзамене?

- Ну, какие-то симпатии, безусловно, есть. Это нормально. Когда спортсмен, игрок становится знаменитым, когда он на виду, преподаватели понимают, что ему совсем не просто досконально изучить предмет. Стараются помогать и где-то проводить индивидуальные уроки.

 

- Ваше посещение института исчисляется разами, десятками раз?

- Я могу показать график игр, тренировок и сборов, и вы все поймете... И я не могу исключить свою семью, это для меня очень важно. Но когда время есть, я Академию посещаю, иначе бы я просто не смог доучиться до 5 курса.

 

- Сейчас вы практически тренер...

- Нет, это образование дает возможность только преподавать в школах. То есть я буду учителем физкультуры. А для того, чтобы стать тренером, скажем, команды мастеров, надо еще учиться. Даже, может, поступать в аспирантуру и защищать диссертацию.

 

- Вы это планируете?

- Да.

 

- Но, проучившись 5 лет, вы стали лучше понимать действия своего тренера?

- Нельзя копировать ни одного тренера.

 

- Почему?

- Потому что футбол прогрессирует. Сейчас, может быть, не такими темпами, как раньше, но если рассчитывать на свой старый багаж... Если что-то и достигнешь, то просто случайно. Нужно постоянно искать новые знания.

 

- Я слышала, что вы хорошо учились в школе. А в институте, какой у вас средний балл в зачетке?

- Нет, в школе я не очень хорошо учился, не знаю, откуда у вас такая информация. Да, до 3 класса я был отличником. Но когда стал заниматься футболом, выбрал для себя какое-то направление в жизни, учеба перестала быть для меня самым главным, и все силы я переложил на футбол. Хотя об этом немножко жалею, потому что упустил знания, которые возможно, пригодились бы. Но опять же-если где-то упустил, значит, в другом приобрел.

 

- А что касается среднего балла?

- Секрет.

 

- Какая у вас тема диплома?

- Ну, воспитание футболистов в возрасте от 7 цо 11 лет и от 12 до 15 лет. Основная часть работы написана на моем примере, что ли. По этой методике я вырос как вратарь. Эту информацию предоставил мой тренер в школе. На ее фоне — свои выводы на современный лад плюс технико-тактические действия вратаря во время матча.

 

- Но какое-нибудь явное ноу-хау есть?

- Ноу-хау-это типа таблетки, которая позволяет игроку достигать результатов? Такого не бывает. Почему? Потому что это достигается путем неимоверных тренировок, отказа от каких-то соблазнов жизни, и просто нужно быть психологически готовым к тому, что ты хочешь достичь.

 

- После окончания карьеры многие спортсмены начинают заниматься бизнесом. И даже получают для этого специальное образование. Например, Евгений Плющенко недавно поступил в Инжекон на факультет туризма и гостиничного бизнеса...

- Полностью поддерживаю его решение, хотя впервые услышал об этом от вас. Это правильно, карьера спортсмена недолговечна. Есть определенное количество времени, когда спортсмен может заработать деньги, которые позволили бы ему потом жить.

 

- Почему?

- Потому что после окончания карьеры кроме спорта у него ничего не остается. И если он не выбрал для себя какое-либо другое занятие, то он может упасть в такую яму, из которой потом очень тяжело выбираться.

 

- А вы не думали о другом образовании?

- Конечно, думал.

 

- Но вы говорите, что будете заниматься тренерской деятельностью?

- Не факт.

 

- Продолжая разговор о недолговечности спортивной карьеры. На западе этот возрастной ценз выше. Почему?

- Опять же, это и менталитет, и, может быть, даже экологические условия.

 

- Лучше сохраняются?

- Возможно. Плюс правильный тренировочный процесс. Потому что у каждого тренера он свой. У одного тренера в течение всего сезона должна быть максимальная нагрузка на футболиста. У другого специалиста максимальная нагрузка приходится на два месяца, после чего идет поддержка той оптимальной формы, которая позволяет подготовиться к матчу наилучшим образом. Очень много разных направлений и своих идей. И если идея удачная, какой-то, может, не самый известный тренер становится знаменитым.

 

- На какой возраст ухода из спорта вы настроены? И что вы думаете делать потом?

- Вратари играют дольше, но и начинают как футболисты играть чуть позже. То есть они должны созреть как хорошие вратари. Здесь тот же промежуток времени - 10-15 лет, который суждено играть как футболисту, так и вратарю - просто вратарь начинает позже и заканчивает позже.

 

- Но что бы вы сказали о своем будущем... или вы держите это в секрете?

- Хотел бы получить еще какое-нибудь образование, экономическое или другое, но чтобы оно позволило заняться каким-либо бизнесом. Я не представляю, чтобы я бездельничал или просто лежал. Это очень тяжело.

 

- Зачем тогда было учиться в Лесгафта, почему бы сразу не пойти в какую-нибудь высшую бизнес-школу? Может, существует какая-нибудь разнарядка, пережиток советских времен - без Лесгафта в сборную не берут?

- Нет, это немножко не так. Действительно, в первый раз, когда я поступил в институт, получилось так, что я два года проучился на одном курсе...

 

- Вы второгодник?

- Да, первый курс два раза заканчивал. Но в этом был определенный момент... это нужно было сделать, иначе меня могли в армию привлечь. Поэтому я не жалел тогда, что дважды остался, посчитал, что по окончании института мне будет уже 27. И в принципе спортсмену намного легче учиться в Лесгафта. Почему? Потому что, во-первых, у тебя какие-то знания есть, плюс ты еще их получаешь в институте и плюс лояльность. Без нее ну не возможно так учиться  и так работать. Я думаю, так никто не может.

 

 

«Student»

 

 

 

Другие новости