Новости


Новости Вячеслава Малафеева

До решающих матчей лучше держаться в тени

В нынешнем году судьба воздает Вячеславу Малафееву за его подвиги. Безо всякого преувеличения. Разве не подвиг — сохраненные в неприкосновенности ворота сборной России в Уэльсе на бурлящем ненавистью восьмидесятитысячном стадионе? В матче, где на кону стояла путевка на чемпионат Европы. В матче, в котором именно с Малафеевым оказались связаны надежды 140-миллионной страны и в котором он первый раз надел свитер сборной…

За несколько дней до начала чемпионата России, в последней контрольной игре, Малафееву сломали кисть руки. Врачи поставили жирный крест на шансах 25-летнего вратаря поехать на чемпионат Европы. Но Вячеслав заставил переписывать медицинские пособия, сумев восстановиться на месяц раньше минимального срока. В первом же матче — со ««Спартак»ом» в Москве — Малафеев взял несколько «мертвых» мячей, а Зенит победил — 3:0.  Совершил подвиги — собирай дивиденды. На чемпионате Европы дублеру Сергея Овчинникова довелось сыграть в двух матчах. А в чемпионате России Зенит и его голкипер полны решимости поменять прошлогодние серебряные медали на золотые. За шесть туров до финиша Зенит — во главе турнирной таблицы.

 

- Вячеслав, вы дебютировали в сборной России меньше года назад, но за это время успели сыграть с обоими финалистами чемпионата Европы. Какой матч сами считаете главным в карьере?

- С Уэльсом. За три дня — с того момента, когда Георгий Ярцев сказал, что поставит меня в ворота, и до первого касания мяча в Кардиффе — пришлось испытать колоссальное напряжение. Со стороны это, похоже, не было заметно. Хорошо, что удавалось сдерживать эмоции. По крайней мере футболисты сборной даже удивлялись. Спрашивали, что же я не нервничаю.

 

- Каково было психологически настроиться на матч, в котором во многом именно от вас зависело попадание сборной России на чемпионат Европы? Наставник «Зенита» Властимил Петржела даже сказал тогда, что не хочет, чтобы вы выходили на поле. Одна ошибка — и может быть психологическая травма а-ля Филимонов после матча Россия — Украина…

- На этот матч не нужно было никаких настроев. Все было понятно само собой. Осознавал это в большей степени, так что мне не нужно было дополнительных стимулов. Хотя две ночи перед игрой мучила бессонница…

 

- Пытались тогда уменьшить круг общения?

- Нет. Нельзя ни уходить в себя, ни менять свое поведение. Чтобы все получилось, нужно вести себя, как всегда. Хотя, конечно, внутреннее состояние было совсем другое. Я тогда постоянно перезванивался с женой — она и была тогда моим лучшим психологом.

 

- Через несколько дней после игры у вас родилась дочь. Сейчас папу по телевизору узнает?

- Моя супруга в этом плане ведет большую работу — при каждой телетрансляции матчей показывает дочери на экран и твердит: «Папа, смотри, папа по телевизору». Дочка улыбается — ей же все интересно.

 

- Когда вы получили травму, поставившую под сомнение участие в чемпионате Европы, одолевала мысль: мол, зачем же за мячом тогда бросился?

- Нет. Просто если начнешь беречь себя на тренировке, разделять игровые моменты на важные и не очень, то потом и в игре начнешь щадить себя. Максимально выкладываться надо всегда.

 

- Что вас удивило на чемпионате Европы?

- В принципе ничего. Еще перед турниром я предсказывал сюрприз и говорил, что преподнести его может любая команда, даже сборная России. В результате мы обыграли чемпионов Европы. Где-то нам не повезло, на месте греков могли быть и мы.

 

- Зато лично вам повезло, не так ли?

- Вся команда стремилась поехать на чемпионат Европы. Для меня само попадание в заявку сборной было шагом вперед. С дебютом на чемпионате мне повезло. Поскольку в матче с Португалией пришлось заменять удаленного Сергея Овчинникова, даже испугаться не успел. А затем игра с Грецией, которая уже не имела для сборной России решающего значения. Поэтому было более или менее спокойно.

 

- Интересно, в Россию вы вернулись с какими чувствами: удовлетворения, горечи или опустошения?

- Осталось неудовлетворение выступлением, потому что хотелось хотя бы выйти из группы. Хотелось… Так что если сформулировать свое состояние после возвращения одним словом, то это будет все же «разочарование».

 

- Стартовал новый отборочный цикл чемпионата мира. Кого считаете фаворитом в нашей группе, где вместе с Россией играют Португалия, Латвия, Словакия, Эстония, Люксембург и Лихтенштейн?

- Тяжело выделить одну команду. Разница в классе сборных в последние годы уменьшается. Любой соперник, даже самый малоизвестный, может преподнести сюрприз. Прогнозировать исход борьбы в группе сложно.

 

- Будь такая возможность, вы бы согласились заранее на второе место в группе?

- Сейчас, наверное, нет. Думаю, та нервотрепка, которая была в стыковых матчах с Уэльсом, никому больше не нужна. Лучше вопрос выхода в финальный турнир решить еще в группе.

 

- Получается, вы рассчитываете обойти сборную Португалии?

- Все будет зависеть от нас самих, от сборной России и содержания ее игры. Если мы будем играть в свой футбол, тогда у соперников останется мало шансов.

 

- Девятого и тринадцатого октября сборной России предстоят матчи в Люксембурге и как раз в Португалии.

- Поскольку Португалия играла в финале чемпионата Европы, эта сборная среди участников нашей группы кажется сильнее остальных. Чуть-чуть. Вряд ли уход из сборной Луиша Фигу будет иметь большое значение. Но от выступления своей сборной на чемпионате Европы в Португалии ожидали большего. Так что не знаю, какое у них сейчас настроение.

 

- А как изменилась сборная России?

- Мы сделали кое-какие выводы после чемпионата Европы, разобрали свои ошибки, поэтому сейчас команда стала опытнее. И этот опыт нам обязательно пригодится в новом цикле. Ведь задача российской сборной очевидна — попасть в Германию в финальную часть чемпионата мира. Других вариантов и быть не может. Для задела и хорошего настроения было бы здорово выиграть в первой игре против Словакии. Сыграли вничью. Однако вся борьба — впереди, все в наших руках.

 

- А ведь в потере сборной России двух очков «виновен» ваш одноклубник по «Зениту», словацкий вратарь Камил Чонтофальски, отбивший пенальти в исполнении Андрея Каряки.

- Перед игрой Камил пытался выведать у меня нюансы игры российской сборной, но все секреты остались при мне. Говорил лишь о том, что Чонтофальски и сам бы узнал от тренеров сборной Словакии. Зато из этого незабитого пенальти удалось извлечь пользу для «Зенита». В матче следующего тура российского чемпионата ««Крылья Советов»» — Зенит Каряка вновь оказался в роли бьющего пенальти. Я подошел к нему и сказал, что сейчас у нас будет замена и в ворота станет Чонтофальски. Каряка никак на это не отреагировал. Но промахнулся! Хотя вообще-то хочется пожелать удачи Андрею. В сборной у меня с ним сложились отличные отношения.

 

- К матчам за Зенит и за сборную России у вас разный подход?

- Я склонен разграничивать клуб и сборную. Что бы ни происходило в клубе, хорошее или плохое, в сборную всегда надо приезжать с другими мыслями.

 

- Подписав на днях новый контракт, вы связали свое будущее с «Зенитом» на пять лет. Болельщики в Питере вас разве что на руках не носят… Что же важнее — клуб или сборная?

- Сложность — в необходимости постоянно переключаться с одного на другое. Просто нужно сознавать, что такое сборная и что такое клуб, и всегда быть настроенным на нужную волну.

 

- На матче Зенит — Торпедо питерские болельщики вывесили плакат с недвусмысленным намеком на то, что ЦСКА играет в нечестные игры. Согласны?

- Без комментариев!

 

- Шансы команд на чемпионство как оцените?

- Тяжело считать шансы, сравнивать оставшиеся игры, какие-то проценты высчитывать…

 

- Сегодня Зенит — лидер, а один ваш одноклубник признался, что рано еще «Зениту» быть первым…

- Да. После того как первую строчку в таблице покинуло ««Торпедо»», лидеры чемпионата постоянно меняются, чередуются… Все-таки тяжелое это бремя — лидерство. К лидирующей команде всегда более пристальное внимание со стороны конкурентов, прессы, болельщиков. Это заставляет соперников именно против лидера максимально настраиваться и выдавать свои лучшие матчи. Поэтому лучше держаться в тени, а в решающий момент выстрелить.

 

 

 

Александр Вишневский, «Новая Газета»

Другие новости